В Украине продолжаются похищения людей гос. структурами.


Да, презумпция невиновности в Украине фактически отменена — теперь это опасная территория для проживания, посещений, отдыха, либо путешествий: «Полицейский всегда прав: новые правила МВД«, теперь не только граждан могут снимать с поезда и направлять насильно на войну под видом мобилизации, но и любого человека могут похитить даже в столице, совершенно бандитским способом — с мешком наголове в багажнике частного автомобиля и потом оказывается что это делается при участии государственных органов, возникает справедливое подозрение что это вовсе не государственные органы а бандиты маскирующиеся под государство.

На этот раз похитили сына известного украинского врача, диетолога и целителя, участника телепередач украинских телеканалов.

 

Открытое письмо к министру внутренних дел Украины Арсену Авакову!

Уважаемый господин министр
внутренних дел Арсен Аваков!

13.10.2015 года в 19-00 группой молодых лиц в гражданской одежде около клуба «Франклин» в Голосеевском районе г. Киева был похищен мой сын, Скачко Глеб Борисович, 5.12.1992 года рождения. И увезен в неизвестном направлении в багажнике частного авто с мешком на голове!

Как сказал моей супруге видевший это сосед — по его мнению моего сына вроде как задержала милиция.

Я узнал об этом происшествии и приехал в отделение вверенной Вам милиции по адресу г. Киев, ул. Голосеевская, 15 примерно в 20 часов. Стоявший у входа мужчина в милицейской форме на вопрос был ли задержан Скачко после вопроса к находившимся за стеклянной перегородкой сотрудникам ответил категорически: нет.

Я стал ожидать, когда привезут моего сына, хоть от места задержания до отделения на автомобиле не более 15 минут езды. В 21-06 (более чем через 2 часа после задержания) после неоднократных вопросов — привезли Скачко или нет по совету дежурного я позвонил во второе отделение этого же района. Где на тот же мой вопрос по телефону 250-07-07 взявший трубку мужчина также ответил, что среди задержанных такого нет.

Примерно час в поисках моего сына принимала активное участие сотрудник дорожной службы Ганна Гопко. Огромное ей за это спасибо. Она также пыталась выяснить местонахождение моего сына у сотрудников отделения милиции на Голосеевской, 15, но получала все тот же ответ: нет.

Примерно в 21-40 сотрудник дорожной службы Ганна Гопко предложила написать заявление о пропаже человека. И для этого вошла в здание отделения милиции. В 21-42 я повторно звонил в неотложку по тел 15-53.

Вызов продолжался всего 11 секунд — я его сам сбросил. Потому как вышедшая из отделения примерно через минуту сотрудник дорожной службы Ганна Гопко вместо бланка заявления на исчезновение моего сына принесла известие, что он уже сказочным образом нашелся!

Как мой сын проник в отделение милиции, если мы с супругой все время находились у входа? Где был мой сын все это время я не знаю до сих пор! И какие следственные действия с ним проводились в отсутствие адвоката мне неизвестно.

Как моего сына в это время пытали и выбивали показания детально описано в материалах дела. Но не дай Вам Бог испытать те эмоции, которые посещают в часы ожидания.

И какие меня посетили, когда я узнал о новых методах допроса! Оказалось, его таким оригинальным способом задержали не гангстеры, а сотрудники милиции. Непонятно. зачем нужно было перевозить в частном авто, если машины новой патрульной службы на каждом углу? Или это вначале было похищение человека?

Дальше — больше. Адвокат к нему был вызван только в 0.50 — еще через 2 часа после того, как о нем объявили нам. А доставлен адвокат — в 1.30 14.10.2015 года!

Т.е. спустя 6,5 часов после задержания! Если по утверждению работников правоохранительных органов они готовились к задержанию — то почему не предупредили адвоката заранее, а задержание проводили таким уникальным способом?

Такой способ доставки в отделение какой статьей конституции прописан? И имели ли они право без адвоката удерживать моего сына столько времени? И скрывать его местонахождение от родителей, которые все время были у входа? И на каком основании, какие действия без адвоката с ним проводили?

Фарс продолжился во время судебного заседания 16.10.2015г. Как оказалось причиной задержания было обращение некоего гражданина, с которым мой сын Скачко Глеб Борисович познакомился через интернет и 6.10.2015 г. они встречались около того же клуба «Франклин». После чего вышли на улицу и к ним присоединились трое неизвестных. Которые со знакомым моего сына совершали разные противоправные действия (отобрали мобильный, деньги и др.). При этом со слов оперуполномоченного Савчука, который изъял у моей супруги паспорт сына в 22-30 13.10.2015 г. без предоставления каких-либо бумаг, протокола изъятия паспорта и т. п. — потерпевший к моему сыну не имел никаких претензий. Тем не менее его таким экзотическим образом арестовали. Причем только со слов потерпевшего!

Теперь что — по голословному обвинению в преступлении, которое совершали другие лица можно арестовать любого человека?

Очень интересен приговор суда по делу №752/16989/15-к, который по настоянию прокурора Василишена Р.В. вынесла судья Антонова Н.В. Узнав от моей супруги, что у моего сына Скачко Глеба Борисовича есть проблемы с нервной системой она не выясняя подробностей (интересно, как бы она поступила со своим ребенком в подобной ситуации) при обосновании меры пресечения «содержание под стражей» сделала приписку, что в связи с тем, что нами не даны доказательства, что по состоянию здоровья мой сын Скачко Глеб Борисович не может находиться в таких условиях.

И это без медицинской экспертизы, которую по причине нахождения все время от начала задержания под стражей мы не могли провести!

Разве следственные изоляторы оборудованы аппаратами для МРТ и энцефалографии, дежурят врачи-невропатологи?

Есть ответственность для сотрудников правоохранительных органов за неоказание медицинской помощи? Как они могли не обладая медицинским образованием оценить его состояние здоровья?

Имеет моральное или иное право на такие правовые действия судья, когда выносит опасное для жизни человека решение? Каждый человек, знакомящийся через интернет, должен иметь справку о состоянии здоровья?

И быть готовым к тому, что его могут обвинить в краже личных вещей и денег, совершенных другими лицами?

У моего сына есть реальное приобретенное при рождении психическое заболевание, которое в любой момент может стать опасным для его жизни! Всю жизнь мой сын нуждался в постоянном присмотре если не врача, то никак не сокамерников!

Если состояние здоровья моего сына в таких экстремальных условиях резко ухудшится — кто будет за это отвечать? Судья, вынесшая приговор по требованию прокурора или Вы как министр МВД Украины?

С каких пор правоохранительная система стала карательной? И может вынести смертный приговор уже при подозрении на преступление?

Весьма колоритным было окончание этого судебного фарса! Когда прокуроры, судья, потерпевший и наш адвокат!!! открыто обнимались и были в прекрасном настроении.

Если это розыгрыш — то очень неудачный. И он несколько затянулся. Не скажу, что мой сын Скачко Глеб Борисович всегда был абсолютно домашним мальчиком. Но под судом и следствием не был. И выносить ему смертный приговор в досудебном расследовании при отмененной смертной казни в Украине — это на мой взгляд перебор! Тем более — при таком количестве нарушений со стороны сотрудников правоохранительных органов!

Очень хотелось бы, чтобы презумпция невиновности применялась не выборочно, а ко всем. И соблюдали ее не выборочно и не под выборы, а все и всегда. Включая судей и прокуроров. Дай им Бог крепкого здоровья по делам их земным!

Очень надеюсь на адекватную реакцию на действия сотрудников правоохранительных органов в отношении моего сына Скачко Глеба Борисовича.

С уважением, Скачко Борис Глебович