Украинский вопрос


Подсознательная ненависть к украинцам. Маленькая история из луганского села

Есть известное выражение Винниченко, что «там, где начинается украинский вопрос, исчезает российский демократ».

Никто никогда задавался вопросом, а почему так?
Интересный вывод по этому поводу я сделал после одного разговора с парнем, по образованию историком, ехавший из АТО на побывку в Киев к жене и маленьким детям. Возвращаясь из лекционного тура, я подобрал его в Черкассах и отвез в Киев.

Он мне рассказал интересную историю из одного села в Луганской области. Он ходил покупать молоко у одной очень старой женщины, которой было далеко за 80 лет. Он ходил именно к ней намеренно, потому что она с яростью относилась к нашим военным, но деньги все же для нее были не лишними, поэтому продавала молоко тем, кого на самом деле искренне ненавидела.

Сама эта бабка родом из России. Привезли ее еще совсем маленьким ребенком в село родители, которых туда целенаправленно переселили советская власть.

Переселяли в деревню, где во время Голодомора погибло от голода более 90 процентов крестьян.

Селили россиян именно в те дома, где жили и умирали от голода украинские крестьяне целыми семьями.

И эта старая женщина яростно ненавидела все украинское, потому что понимала, что когда-то ее родителям, отдали то, что принадлежало украинцам. Как мародеры, присвоили у убитых ими же.

Поэтому у этой старой женщины возникала такая подсознательная ненависть к тем, кто может считаться потомками погибших украинских крестьян.

Это ненависть, базирующаяся на страхе разоблачения совершенного когда преступления.

Тоже самое мы наблюдаем на уровне подсознания у подавляющего большинства россиян. Они понимают, что их прапрадедом когда то была украдена украинская история, название народа — все, что является основой нации.
Поэтому такая ненависть ко всему украинскому, отрицание украинских традиций, языка, культурного наследия.

Ведь если признать, что все это украдено, тогда станет понятным, большинство из того, что россияне объявляют «исконно русским», им не принадлежит.

Это они прежде всего захватили с чрезвычайной коварством и жестокостью у тех или иных народов. Это ненависть злодеев, которые боятся, что когда нибудь придут и назовут преступление — преступлением, а украденное — украденным.

Недаром так часто можно услышать от вполне интеллигентных русских эмоциональную мнение, что вопрос вообще не в Украине и не в украинцах, которых они никогда на подсознательном уровне не признавали отдельной нацией. Вопрос сейчас в самой России. Признав Украину и Украинскую нацию, придется признавать, что именно они являются потомками тех, кто жил в Киевской Руси — Украине. А тогда вся концепция «русского мира» разваливается в прах. Что ничего действительно своего у них нет. Все было разбоем забрано.

Поэтому сейчас действительно решается судьба Российской империи. Если украинцы сохранят свою государственность, тогда окончательный распад этой тюрьмы народов, это лишь вопрос времени. Причем, уверен, что речь идет даже не на десятилетия. Этот вопрос считанных лет.

Борис Кушнирук