Тысячи лучших людей Украины, убитых русским оружием.


Ничто не забыто никто не забыт!

Вчера прочла радостно-мимимишный опус какого-то россиянина, который съездил в Украину (смелый какой) и вернувшись отрапортовал счастливо, что де не убивают-таки в Киеве за русский язык, и как бы… любят русских.

оружие теле пропаганды

Он лично проверил, были ведь сомнения. И даже во Львове не убивают и любят. Заканчивался пост тоже оптимистично, мол, выкиньте телек, россияне и езжайте в Украину, дружите с украинцами, и все будет круто!

НЕ БУДЕТ

Время опусов прошло, господа. Между нами тысячи смертей. Тысячи лучших людей Украины, убитых русским оружием. Не всегда русскими руками, но всегда — русским оружием.

Раньше я бы порадовалась подобным постам. Еще в феврале радовалась бы. Теперь они меня оскорбляют. Они так ранят, что хочется плакать.

Хочется подвести каждого такого писателя к постели каждого изорванного, истерзанного русскими бомбами украинца. Отвезти в те села и города, где на коленях встречают погибших. Хочется заставить прочесть все рассказы всех кто выжил.

О том, как выжили они, и как погибли их товарищи. Грудью бросаясь на мины, спиной прикрывая друзей. Какие дела, мечты и планы оборвали 150-килограмовые снаряды, запущенные «братской» рукой. Сколько семей навсегда осиротели.

НЕ БУДЕТ КРУТО

У нас вежливый и гостеприимный народ. Да, встретив вас на Подоле, где вам так понравилось, или на площади Рынок, никто не бросится на вас с кулаками. Не прогонит. Не оскорбит. Тем более, вы же уверены, что вы — не при чем. Вы не спрашиваете себя: «Что же мы наделали?!» Вы-то лично снаряды не запускали. И даже не голосовали за путина). И вобще вы не очень-то верите, что это ваше оружие, есть же «апалченцы» и «военторги».

НО МЫ БУДЕМ ПОМНИТЬ

Я буду помнить. Я сделаю все, чтобы мои будущие дети помнили. И внуки. И правнуки.

В Чехии полно русских туристов. Более того, многие, приехав туда однажды, не захотели покидать ненавистную «гейропу» и поселились там. Но видели бы вы лицо чешского парня, когда красивая девушка по-русски обратилась к нему с вопросом. В секунду оно превратилось в камень.

Я его тогда отлично поняла, мне рассказывали о причинах мои родители, дедушка. (И я даже не имею ввиду степень грубости самого обращения, которое подразумевало, цитируя девушку: «Ты обязан понять меня парень, все обязаны понимать русский, вас учили!» )

Сейчас я не просто понимаю его. Я — тот чешский парень.

Здесь, на fb у меня есть русские друзья. Все из списка «нацпредатель».
Этот пост не о них. Он о «туристах», которые уверены, что «все будет круто».

Vic Beretton