На дороге из прошлого в будущее есть развилки.


На дороге из прошлого в будущее есть развилки.

Их любят романисты-альтернативщики, но не любят всяческие зануды, зазубрившие цитату про сослагательное наклонение истории.

Между тем, вся история человечества – сплошная сослагательность, определяющая выбор из множеств вариантов и пролагающая линию по карте, часто без знания оврагов и перевалов. Более-менее ровные отрезки, по плоскости или по дну оврага, мы проходим с так называемой «уверенностью в завтрашнем дне», часто довольно скучном и скудном, но не предполагающем никаких глобальных стрессов. А иногда, словно в сумрачном лесу, мы не видим земли под ногами на шаг в любую сторону. В ретроспективе, как с птичьего полёта, рассматривать развилки истории интересно и безопасно. В реальности – тревожно, а то и страшно.

Наша нынешняя развилка довольно драматична.

Мы весьма далеко продвинулись в сторону кантианского «вечного мира», попутно сомневаясь в самой возможности этой утопии, но выработав и даже приняв за основу сосуществования его правила. И тут выяснилось, что нежелающих далее этих правил придерживаться в мире слишком много, а средств принуждения к их соблюдению практически нет.

Правила были предложены всему миру «с позиции сильного». Они суть продукт европейской (евро-атлантической) культуры-цивилизации, стремящейся к благополучному существованию и процветанию без войн. В ценностях этой культуры политическое доминирование государств-суверенов и даже собственно государственный суверенитет стоят ниже идеи прав человека.

Начав с ограничительных правил ведения войн и неприкосновенности дипломатов-переговорщиков евро-атлантическая цивилизация пришла к отказу от передела границ, их открытости для передвижения и т.д.

Предлагая решать спорные межгосударственные вопросы компромиссными договорами это сообщество полагается на добровольную заинтересованность всех участников в их безусловном соблюдении. То есть, гарантией соблюдения договоров по умолчанию считаются не кары за нарушение, которые часто даже не оговариваются, а уверенность в том, что нарушать невыгодно и глупо.

Очевидность для каждого общей пользы вырабатывает доверие. Военная мощь как бы прилагается «бонусом» к достигнутому уровню развития, но её применение в такой системе ценностей нежелательно, а со временем становится всё более проблематичным.

Между тем, в мире достаточно политических акторов и сообществ, не считающих жизнь и права человека никакой ценностью вообще. Они не согласны поступаться суверенным правом своих управленцев (монарха или элиты) распоряжаться людским ресурсом и хотят доминирования, регионального или глобального. Установленный миропорядок они приняли, с их точки зрения, «под давлением», поскольку не имели ресурсов и шансов навязать более сильной стороне свои правила путём военных побед. А это значит, что достигнутый договорный мир обеспечивается лишь очевидным и несомненным военным превосходством евро-атлантического сообщества. Более того, недвусмысленной готовностью применить военную силу против нарушителей.

Каковой готовности сегодня не наблюдается. Хуже того, агрессивные акторы об этом догадываются и на это рассчитывают, одновременно наращивая собственный военный потенциал.

Отсюда, с этой развилки, два пути.

Первый – дальше, к построению и укреплению кантианского «вечного мира». Что в сложившихся обстоятельствах требует новых подходов. Принципиально новых. Поскольку агрессивных политических акторов невозможно физически уничтожить, необходимо найти способы постепенного их обращения в заинтересованных участников договорных процессов.

Военное доминирование над ними и готовность свободного мира защищать свои принципы остаются необходимым условием, по крайней мере, на время жизни одного поколения. Но этого недостаточно, поскольку само абсолютное военное доминирование скоро станет невозможным. Требуется глобальное переформатирование общественного сознания. Не формальные игры в политкорректность, а реальное вживление кантианских и просвещенческих принципов и идей в массовое сознание тех сообществ, которым они сегодня чужды.

Это возможно, потому что хорошая жизнь в условиях, обеспечивающих все виды самореализации личности – самодостаточный аргумент. Но очень сложно, поскольку власть идей сильнее инстинктов самосохранения. Процесс займёт минимум десятилетия и идти будет с переменным успехом.

Второй путь – ничего не делать. Уповать на более понятные и привычные способы решения всех проблем, требуя в приказном порядке возврата к спокойным «старым добрым временам». Жить в привычных парадигмах, пряча от страха головы в песок, пока это ещё возможно. Кончится это время трусливых иллюзий очень скоро – не могу поручиться, что его хватит на поколение наших детей.

Причём, конец придёт не только комфортному миропорядку, но и всей евро-атлантической цивилизации с её достижениями. Человечество на века снова погрузится в новое варварство. Вернее, та его часть, которая уцелеет.

Мы провалимся отнюдь не во времена перманентных, кровопролитных и разрушительных войн между национальными государствами и империями за территории, а гораздо глубже — в архаику протогосударственного произвола воинственных племён. В отсутствие всяких правил и законов вообще, к непосредственному праву сильного порабощать и убивать население подконтрольных территорий.

Нам не повезло.

Придётся сделать выбор, к которому мы ещё не готовы.

Или отказаться от выбора в жалкой надежде не дожить до результатов отказа.

сделать выбор

Марина Шаповалова