Комментарий Председателя Синодального военного отдела УПЦ по введению российских войск на территорию Украины


Комментарий Председателя Синодального военного отдела УПЦ по введению российских войск на территорию Украины

Митрополит Белоцерковский и Богуславский Августин, председатель Синодального отдела Украинской Православной Церкви по взаимодействию с Вооруженными Силами и другими военными формированиями Украины дал комментарий относительно ввода войск Российской Федерации на территорию Украины. (Архиерей дал комментарий по дороге из далекой Либерии, где он посещал и духовно опекал военнослужащими украинского миротворческого контингента):

— Первое, что пришло в голову, когда услышал о вводе российских войск в Крым, это слово — «недоразумение». Помню, когда в 1992 году была аттестация украинской генералов и офицеров, то одним из ее пунктов значилось: «Будете ли вы с оружием в руках защищать независимость Украины, если агрессором выступит Россия?» Тогда я про себя подумал, зачем это провокационный вопрос , зачем людей смущать, ведь этого никогда не может случиться? И вот прошло 22 года, и этот вопрос встал. То, что случилось, могло только в кошмарном сне присниться, но сегодня это — реалии.Митрополит Белоцерковский и Богуславский Августин

Как «военный» митрополит и по долгу, и по убеждению, однозначно, благословляю наше войско на защиту Родины. Если бы сейчас виделась дискуссия даже с теми людьми, которые не просто относятся терпимо к вводу войск России в Крым, но и пытаются оправдать этот шаг, то я как владыка, православный епископ — так одной церкви, одной веры с русскими — ни за что не стал бы благословлять украинских военнослужащих отдавать оружие, а тем более поворачивать в сторону своих соотечественников. Мы же не пошли в Ростов-на-Дону, или Смоленска. Есть государственной границе, который признает Российская Федерация, являются межгосударственные документы об их незыблемость, и поэтому здесь не может быть никакого сомнения, что украинский воин должен выполнять данное им присягу.

Сложно объяснять родителям и матерям, но ситуация в психологическом плане все-таки не такая сложная, как была на Майдане, где стояли сограждане: с одной стороны — представители общества, а с — другой спецназовцы и внутренние войска. В Крыму к самоопределению обязывает уже само гражданство. Одновременно война — это последнее, что может быть. Есть такое выражение, когда замолкают политики, начинают говорить пушки, но, наверное этот конфликт ведут именно политики. Трудно сказать, что он инициирован народом как с одной, так и с другой стороны. Одновременно в этих непростых условиях украинский воин чувствует себя в духовном плане прав. А вот как российским солдатам и офицерам выполнять приказ командования? Тем более не завидую священникам с той стороны, нашим братьям по вере, с которыми я наверное знаком и общался.

И еще, скажу несколько вперед. Предвижу, что найдутся люди, которые не разобравшись в ситуации и не понимая, что происходит, говорить, как может православный священник позволить себе благословлять воинов на сопротивление таким же православным. Во-первых, этот вопрос следует направлять другой стороне. А, во-вторых, здесь не может быть никакого смущения с нашей стороны. Приведу пример: когда в 1904 году вспыхнула война России с Японией, то в этой стране уже была мощная православная община, которая состояла из местных жителей. Известный миссионер, канонизирован впоследствии, архиепископ Николай (Касаткин) пользовался очень большой любовью и уважением. И вот началось вооруженное противостояние и искренние православные, и одновременно искренние патриоты Японии спрашивали главу общины: «Что нам делать, ведь православные русские — наши единоверцы, но мы подвержены японского императора? За что нам молиться? »Архиепископ Николай без колебаний ответил, что им следует без сомнений молиться за победу японского оружия, потому что они представители своей страны, а он будет молиться за победу русской армии. «Бог все определит, но вы должны быть в своих молитвах незыблемыми и ли не предателями». Такая формула работала тогда, и ее никто не возразил. Сейчас она — универсальная. В таком случае скажите, если православный русский иерарх благословлял православных японцев молиться за победу войска буддийской императора, как мы можем не молиться и не благословлять наших украинских православных воинов на мужество и доблесть до смерти (не дай Господи) в их справедливом стремлении сохранить территориальную целостность Украины? Вместе с тем я надеюсь и искренне молюсь, что первый выстрел, который неизбежно приведет к кровопролитию, не грянет.

Добавлю, что в этой ситуации я инициирую экстренную встречу представителей военного командования с Советом по вопросам пастырской опеки при Министерстве обороны Украины. Сейчас в ней председательствует Объединение евангельских христиан-баптистов, но я все равно инициирую встречу, ведь уверен, что людям в погонах и оборонного ведомства, и Генерального штаба ВС Украины надо найти время и услышать слово, усмотрению и благословение духовенства разных церквей, представители которых служат в нашем войске.

Источник