Государство и естественное право


Специально для братьев из РФ
В процессе общения понял, что они тут плавают практически все.
Риторика Путина про вооруженный переворот более им понятна и для них не понятно такое право как право на восстание, которое записано в Декларации прав человека принятой еще 10 декабря 1948 года:

Государство и естественное право

За этой тактикой просматриваются две ключевые идеи. Во-первых, идея монополии государства на насилие и, во-вторых, легистское понимание права как исключительно положительного права. В рамках этого толкования правом является то, что написано в законе, принятом законодателем. Такое понимание права было характерно для времен феодализма и абсолютизма, когда единственным источником права на территории выступал суверен.

В современном же государстве монополия на насилие, которая есть основа любой государственности, ограничена концепцией естественного права. Это значит, что правом является вовсе не любой экзерсис законодателя: закон не может нарушать естественные права гражданина, получаемые ими от рождения, и расходиться с представлением общества о справедливости, основанным на этой мысли. Такое ограничение вытекает, в частности, из того факта, что в рамках представительной демократии законодатель не является источником власти, но лишь представителем власти народа. Идея полноты власти народа лежит в фундаменте большинства современных конституций, в том числе — российской и украинской.

Из этого следует, что ни российская Дума, ни украинская Рада не могут принимать законы, ограничивающие основные права граждан. Ибо, согласно Конституции, именно граждане наделили их законодательными и властными полномочиями. Ограничение прав граждан фактически является актом узурпации, антиконституционным переворотом. Даже если такое ограничение вводится (как это обычно бывает) со ссылкой на желание «большинства». Парламентское большинство не может принять легитимного решения об ограничении прав граждан, ибо источником власти является не большинство нации, но вся совокупность свободных граждан, которым их права принадлежат от рождения.

Именно поэтому концепция естественного права, то есть, по сути, — концепция первичности естественных прав граждан по отношению к праву государства на насилие, и предполагает (как уже было не раз отмечено в последние дни) право на восстание, прямо сформулированное в документах эпохи просвещения, выдвинувших идею естественного права и суверенитета нации (Декларация прав человека — французская конституция 1793 года, Декларация независимости США).

Право на восстание — это не призыв и не лозунг, а термин, описывающий определенную правовую коллизию. Суть ее в том, что государство, природа которого заключена в монополии на насилие, нарушая естественное право, перестает в представлении граждан быть легитимным, а, соответственно, перестает быть законным и насилие, к которому оно прибегает. Эта коллизия прямо описана во введении к Всеобщей декларации прав человека, принятой ООН: «необходимо, чтобы права человека охранялись властью закона в целях обеспечения того, чтобы человек не был вынужден прибегать, в качестве последнего средства, к восстанию против тирании и угнетения».

Специально для братьев из РФ